October 28th, 2008

Что с нами будет через десять лет?

Вот такой он, анабол!..

Конечно, в магазин спортпитания заходит целевая аудитория, которая, может и не знает, ЧТО именно им надо, но которая знает хотя бы в принципе, что ИМ это надо. Совсем иначе в фитнес-барах, которые существуют при всех, даже самых маленьких фитнес-клубах хотя бы в виде полки с банками-бутылками на ресепшене. Обороты в клубных барах маленькие, арендаторы, чтобы выжить, продают всё подряд – от салатов и бифштексов до шоколада «Ритерс Спорт» и пива. Увеличение продаж спортпитания в барах наталкивается на массу специфических и трудноразрешимых проблем (об этом писали в журналах). Главная проблема – страх массовой клиентуры перед спортивным питанием. Вот типичный пример.

Недавно разговаривал со знакомой, которая работает инструктором в небольшом клубе в центре Москвы. Годовой абонемент у них стоит недешево, то есть люди приходят не бедные, но продаж спортпитания в баре как таковых нет. В их фитнес-баре продаются только коктейли из протеинов Multipower, ампулированный карнитин (почему-то вейдеровский), немного воды и батончики «Айронмэн» (потому что вкус хороший и стоят заметно дешевле мультипауэровских). Я предположил, что причина в том, что инструктора не пропагандируют спортпитание. Она ответила так:

– Почему же! Я своим клиентам рекомендую, рассказываю, объясняю, но бестолку, потому что все они считают, что спортивное питание – это химия, это опасно для здоровья. Например, я им говорю, что надо есть гейнеры. Они сразу пугаются: «А что это такое?» Говорю: «Углеводы.» Они всё равно пугаются… Я им говорю, что после тренировки надо принимать ВСАА, они смотрят на банку, где написано «Анабол» и страшно пугаются. Я им объясняю, что это термин медицинский такой, что когда они жиреют – это у них анаболизм, а когда худеют – катаболизм. Я им рассказываю, что ВСАА – это смесь лейцина, изолейцина и валина, но они всё равно пугаются и слышать ничего не хотят… Они думают, что если что-нибудь из этого съедят, назавтра у них начнутся проблемы со здоровьем. Я им говорю: «Посмотрите на меня, разве я похожа на больную?» Они отвечают: «Нет не похожа, но надо посмотреть, что с тобой будет лет через десять-пятнадцать»…