August 25th, 2013

Исинбаева

На обложке желтой прессы выноска: «Елена Исинбаева – любима и беременна!» Ну да, по-домашнему, по-простому, как с подружкой поболтала…

У меня же другие ассоциации. После краха ГДР на свет божий вытащили сомнительные методы подготовки гэдээровских спортсменок. Сильным допингом считалась беременность – гормоны там и всё такое. Поэтому спортсменок мирового класса в ГДР заставляли беременеть перед серьезными стартами – чемпионатами мира, Олимпиадами, а потом делали аборт. Ну чего не сделаешь ради Родины…

Исинбаева не слишком удачно выступала в последние годы, а уходить из спорта таким людям надо победителем наверняка, тем более, на домашнем Чемпионате мира… Думаю, что расчет оправдался на все сто.
 

Вильям Похлёбкин ничего не написал про спортпит

Вильям Похлебкин (фото из «Новой Газеты», 23.08.2013, № 93)

Страна отметила 90-летие историка Вильяма Похлёбкина. В 1990-е Похлёбкин жил тяжело, бедно. Жил в Подольске, письма из-за границы получал до востребования, чтобы не привлекать бандитов иностранными марками. Но в результате всё-таки был убит грабителем в собственной квартире в 2000.

Александр Генис пишет («Новая Газета», 23.08.2013, № 93):
«Области научных интересов Похлебкина – гастрономическая история, семиотика кухни, кулинарная антропология. И здесь он сделал немало открытий, имеющих даже политическое значение…
Сегодня, когда Похлёбкин стал классиком, мы должны признать, что, объясняя принципы русской гастрономии и восстанавливая давно забытые рецепты, он охранял национальное достояние. В сущности, его благородный труд можно считать кулинарной экологией. Каждое выуженное из Леты блюдо – этот иероглиф отечественной культуры – не менее ценно, чем отстроенная церковь или спасенная икона.»
Похлёбкин провел большую работу по отстаиванию приоритета в создании водки за Россией. Отстоять от притязаний Польши водку удалось, иначе бы российскую экспортную водку (реализовывалась за границей через «Союзплодимпорт») запретили называть водкой. А по основной специальности Похлёбкин был скандинавистом и специалистом по геральдике. Вообще, даже статья про Похлёбкина в Википедии дает массу интересных фактов о нем.


ПОХЛЁБКИН И СПОРТИВНОЕ ПИТАНИЕ

При Похлёбкине (1990-е) рынок спортивного питания в России более-менее существовал, но, конечно, вряд ли настолько значительный, чтобы он о нем писал. Думаю, сейчас он бы мог на него обратить внимание историка и написать историю спортивного питания, в том числе и отечественного. Ведь первую установку по фильтрации сыворотки в Россию завезли еще где-то в начале 1980-х, сделали ТУ на 55-процентный КСБ, потом завезли еще 5 промышленных установок и выпускали напиток «Олимпионик» и протеин «Антей». История у спортивного питания есть – и не самая скучная.

Но чего не было, того не было.

Качковские журналы заполнены рецептами приготовления курочек и тортиков – и не зря: когда целыми днями ешь и ешь и впихнуть в себя очередной кусок становится уже невмоготу, нужно придумывать что-нибудь этакое. Качковская кулинария могла бы составить, наверное, целую книгу с названием типа «Книга о вкусной и высокобелковой пище». Но есть еще один путь: припасть к истокам…


ПОХЛЁБКИН КОРМИТ ПУШКИНА И ГОГОЛЯ

Рисунок И. Саруханова

По просьбе Гениса Похлёбкин составил для манхэттенского ресторана «Самовар» меню обедов, которые понравились бы Пушкину и Гоголю. И он «сконструировал их обеды на основании изучения их пристрастий. Это, так сказать, теоретически-научно-обоснованные писательские меню, а не реальные».

Пушкинский обед, «который он мог съесть в собственной усадьбе или в гостях у Вяземского»:
Закуски:
Осетрина (отварная, или заливная, или горячего или холодного копчения)
Телятина холодная с огурцом соленым
Водка: Московская, лимонная, тминная

Первое: Зимой – щи суточные с кислой капустой, летом – щи свежие ленивые (обе разновидности на костном бульоне с сухими белыми грибами)
Приклад: Кулебяка мясная

Второе:
Гусь с капустой тушеный
Пожарские котлеты (куриные)
Грибы жареные в сметане
Вино: красное кахетинское или бордо

Десерт:
Чай с ромом
Варенье (клубничное, земляничное, малиновое)
Гоголевский обед. «А вот обед, который, как утверждал Похлёбкин, заказал бы себе Гоголь в хорошем трактире»:
Закуски:
Грибы маринованные
Семга малосольная
Картофель в мундире
Горилка с перцем

Первое: Щи свежие (ленивые) со сметаной
Приклад: Пироги мясные подовые

Второе: Лабардан (треска отварная с яйцом крутым, рубленым, картофелем отварным и соленым огурцом)

Десерт:
Арбуз
Чернослив со сливками
Сразу видно, что пища подавляюще белковая (мясо, рыба, грибы). Ну чисто качковское меню. И такое, что слюни текут. Вот куда надо обратить свой взор измученному перееданием качку – в отечественную историю.


ПОХЛЁБКИН И СТИЛЬ

Александр Генис пишет:
«По-акмеистски сухая проза Похлёбкина сильно выигрывает на фоне новейших кулинарных книг, которые переживают сейчас в России настоящий бум. К сожалению, чаще всего в таких изданиях царит безвкусная распущенность, "стёб". Еда, конечно, по своей природе оптимистична, а значит, связана с юмором. Однако поскольку у новых авторов, как у Чехова или Гоголя не выходит, то юмор им заменяет «юморок». Все это не имеет отношения к настоящей кулинарной литературе, которая способна объединить низ с верхом, тело с духом, желудок с сердцем, животную потребность с духовными порывами, прозу жизни с ее поэзией.
Именно такой кулинарной литературой занимался всю свою профессиональную жизнь Вильям Васильевич Похлебкин. И его книги отличает чрезвычайно импонирующий взыскательному читателю стиль. Они написаны сухой, трезвой, лаконичной, предельно точной, терминологически однозначной прозой. Похлебкин – не поэт, а ученый, крупный историк, отнюдь не только кулинарный, и писал он настоящей научной прозой, чья поэзия бесстрастной точности лишь выигрывает от своего вкусного предмета.»
Таких книг о спортивном питании у нас нет. И не скоро будут.