October 28th, 2013

«Онищенко всякую дрянь в рот себе не потянет»

Вдогонку отставке ГОнищенке припомним двухлетней давности статью Александра Фина, генерального директора журнала «Юный техник»:

Я, ЕДА И ГЕННАДИЙ ОНИЩЕНКО
(Записка обывателя)


Я хотел бы знать, как питается Геннадий Григорьевич Онищенко. Я хочу знать, что он ест на завтрак, на обед, полдник и ужин. Какой он пьет чай, кофе, где покупает рыбу, мясо и все остальное, что потом попадает в рот ему лично и членам его семьи.

Не надо мне говорить, что заглядывать в чужие тарелки нехорошо. Здесь особый случай: Геннадий Григорьевич, если кто не знает, это главный государственный санитарный врач России, глава Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Он отмечен многими государственными наградами, и ясно, что всякую дрянь в рот себе он не потянет, поскольку знает точно, что плохо и что хорошо.

Я тоже хочу питаться правильно, у меня тоже есть семья, а кроме того две собаки и две кошки, которые имеют непосредственное отношение к теме.

Не исключаю, что со временем господин Онищенко пригласит меня отобедать, и я познакомлю с его меню всех желающих. А до тех пор, говорю совершенно честно, я не знаю, что можно есть, а что нельзя.

Чтобы разговор получился предметным, возьмем продукты из так называемой продовольственной корзины, то есть того рациона, который, как считает правительство, обеспечивает нам достаточное количество калорий.

От себя скажу, что «корзина» эта смешная. Первые места в ней занимают хлебные продукты, включая макароны, картофель, овощи и бахчевые. Мясо (мясопродукты) занимает только 9-е место, но, простите, я все же начну с него.


Juarez Machado. Barbecue a Paris

МЯСО

Когда-то я был уверен, что мясо бывает трех видов: говядина (которую в общепите и в профессиональной среде, собственно, и называли мясом), свинина и баранина. Все эти виды были съедобны, и я помню, как мальчишкой, купив в магазине котлеты по 6 копеек, отщипывал и ел по пути домой кусочки. Никаких неприятностей это за собой не влекло, если не считать случаев, когда бабушка, пославшая меня в магазин, замечала, что котлеты подозрительно маленькие.

Сейчас я есть сырые котлеты не рискую, жареные тоже. Отвращение к ним появилось с началом эпидемии коровьего бешенства в Англии. Слухи о нем вспыхнули и вскоре затихли, но след в душе остался. Потом я узнал, что своей говядины в России практически нет. Отсюда нетрудно было сделать вывод: вся говядина, которую я вижу на рынках и полках магазинов, привозная, привезли ее как раз оттуда, где коровы сходят с ума и умирают. А если в каком-то регионе России, где еще сохранилось молочное стадо, случится бескормица и коров забьют на мясо, то по пути его несколько раз заморозят-разморозят да еще насытят соей и напитают водой, чтобы компенсировать то, что разворовали по дороге.

Свинины в России больше, чем говядины, но история с соей и водой точно та же. Это хорошо заметно, если накрыть сковороду крышкой, когда жаришь мясо. Минута – и видишь, что твоя отбивная плавает в луже жидкости. Не подумайте, что это сок.


КОЛБАСЫ, СОСИСКИ, ПЕЛЬМЕНИ

Об этих продуктах человеку, который смотрит телевидение, уже неловко говорить. Все знают, что есть их нельзя. Точнее, можно, но совсем не нужно. Хотел бы оставить только два примечания.

Многие верят надписи «ГОСТ» на продукте. Я не из их числа. Мало ли что где написано. Мы читали в застойное время, что народ и партия едины, мы читаем сейчас на растяжках, что «Единая России» заботится о нас. Почему я должен верить производителю колбасы больше, чем пиарщику «Едра»? Разве это какие-то другие люди?

Есть и более серьезные соображения. Главное – мяса в мясопродуктах мало. Еще лет 10 назад мой добрый друг рассказал мне, что существует особое вещество под названием текстурат. Это соевая мука, имеющая свойство приобретать вкус продукта, в который ее добавили. Добавишь в куриный фарш – будет казаться, что ешь чистую курятину. Добавишь в мясной – будет казаться, что котлета слеплена из чистого мяса.

Это мне и не нравится. За рубежом текстурат добавляют в мясной фарш, но у нас наоборот – мясной фарш добавляют в текстурат. Так что, взяв на вилку пельмешек, вы готовитесь отправить в рот кусок сои, облепленный тестом.

Если мне скажут, что соя полезна, я промолчу. Я не могу доказать, что она вредна. Хочу только заметить, что лично мне знакомый врач-кардиолог рекомендовал избегать продуктов с добавлением сои, что я и делаю.

Так что сосиски я не покупаю. А если они вдруг попадают в дом, я даю их на проверку тем самым кошкам и собакам, которых упомянул в начале разговора.

Им удалось каким-то чудом сохранить естественное чувство самосохранения, и они за очень редким исключением отказываются есть колбасы и сосиски, пусть даже те сплошь облеплены печатями с надписью «ГОСТ». Разумеется, я даю своим пушистым экспертам на пробу и купленную мною птицу.


КУРЫ

Про бешенство кур я не слышал, а куриного гриппа не боюсь нисколько. Я опасаюсь антибиотиков, благодаря которым куры растут нездоровыми, но очень крупными, и хлора, которым их обрабатывают, чтобы их недуги не отражались на внешнем виде.

То, что хлор вреден, Онищенко не раз говорил в прямом эфире телевидения, мотивируя запрет на ввоз кур в Россию из-за границы. Да я и сам знаю, что во время Первой мировой войны хлор показал свою высокую эффективность, когда Германия применила его в качестве отравляющего вещества.

С заграничным хлором Геннадий Онищенко, кажется, разобрался: если верить официальным сообщениям, запрет на ввоз в Россию обработанных хлором кур заставил зарубежных птицеводов отказаться от его применения. При этом, правда, остается неясна ситуация с нашими курами, которых растят у нас как простые бизнесмены, так и отдельные члены Совета Федерации.

Что касается активного хлора, технический регламент (это своего рода замена ГОСТу, зачем-то изобретенная в наши дни и имеющая силу закона) категорически запрещает применение активного хлора. Также в тканях птицы не должно быть и следа антибиотиков, которыми этих птиц пичкают, чтобы они ничем не болели и быстрее нагуливали вес. При этом, правда, запрещены антибиотики, которыми в последний раз пользовались, пожалуй, в те самые времена, когда немцы травили людей хлором. Что касается антибиотиков современных, то о них в регламенте нет ни слова. А то, что не запрещено законом, то, как известно, разрешено.

Вообще, нужно сказать, регламент – документ очень подробный. В нем прописаны даже мелочи, чуть ли не то, сколько раз и какой водой птичница должна мыть руки за рабочую смену. Но не все в жизни получается как по писаному. Например, залежавшихся кур в магазинах и на рынках щедро обрабатывают «Белизной» – чуть ли не стопроцентным раствором хлорки для отбеливания белья. И это тоже должно быть в сфере внимания Роспотребнадзора.

К качеству воды мы еще вернемся, а пока отметим, что западная конкуренция вовсе ни к чему нашим птицеводам, каким бы статусом они ни обладали, так что запрет на ввоз импортных кур им явно был полезен. Но я ничего не слышал от господина Онищенко о том, полезны ли наши куры нам, обывателям. Хороши они или плохи? Опасны или нет?

Мои домашние животные охотно едят курятину фирмы Doux, но брезгливо отряхивают лапы и отходят от миски, когда в ней лежит курятина, выращенная как простыми нашими бизнесменами, так и членами Совета Федерации.


РЫБА

Рыбу не могут заменить человеку ни мясо, ни куры. В ней и Омега-3 – ненасыщенные жирные кислоты, полезные для сердца и сосудов, и микроэлементы, включая фосфор, без которого никто на свете не сможет написать не только заметку, но даже фамилию Онищенко.

Но покупать рыбу не хочется сразу по нескольким причинам. Например, с возрастом я совершенно перестал ее узнавать: на витринах каждый год появляются неведомые существа, среди которых я с трудом узнаю знакомую с детства треску, хека или окуня.

Иногда я слышу по ТВ разъяснения и начинаю понимать, что загадочный «морской язык» – это рыба, которая водится в каждой грязной вьетнамской луже и питается тем, что не доели сами вьетнамцы. Что красный морской окунь специально насыщают фосфатами, которые позволяют пропитать его водой насквозь, чтобы увеличить вес вдвое или втрое, но это вроде бы не вредно для человека.

Особенно ставит меня в тупик филе палтуса. Его кусочки стоят вдвое дешевле, чем сам палтус вместе с головой и шкурой. А однажды я увидел филе камбалы. Оно не было круглым, а имело стремительный обвод сардины, только было крупнее. Я попытался уточнить: если это камбала, то почему у нее такое длинное тело? Ответ
продавца был гениален в своей простоте: в накладной написано «камбала».

Не думаю, что это ошибка человека, заполнявшего накладную, это – СИСТЕМА.
Большей частью нам продают совсем не ту рыбу, что значится на ценнике. С этим не
спорит никто из людей, занимающихся рыбой на государственном уровне, в том числе
и Онищенко. И никто ничего с этим не делает.

Не знаю, может ли фальсифицированная, пропитанная химикалиями рыба убить человека мгновенно, но я не хочу, чтобы она укоротила мою жизнь хоть на минуту!


МОЛОКО

История про молоко – это песня, нет, это даже рок-опера, сюжету которой авторы сумели придать немыслимые повороты и детективный оттенок.

Я говорю это с полной уверенностью, так как следил за обсуждением регламента, определяющего качество молока и молочных продуктов. Все детали мне, конечно, не известны, но я твердо запомнил, что жидкость, изготовленная из порошкового молока, должна получить название «молочный напиток».

Прошло время, молочный напиток появился и сразу же исчез за отсутствием спроса. Зато в магазинах рядами стоят пакеты и бутылки с надписью «Молоко питьевое». Присмотревшись, можно прочитать: «Изготовлено без применения сухого молока». Что на самом деле налито в пакет, без лабораторных исследований не определить. Если верить телевидению, у которого намного больше возможностей организовать лабораторные тесты, в молоко производители добавляют и крахмал, и растительные жиры.

Комментариев Онищенко я не услышал. Промолчал он и после проверки сливочного масла, результаты которой объявили на том же ТВ: под видом масла нам продают не масло. Лишь в 15% случаев содержание пачек соответствовало тому, что было на них написано. А вот что именно продают вместо масла, вслух так и не сказали. Точно так же не было сказано, какое именно масло покупать не стоит, умолчали и о том, кто виноват и какое наказание виноватому грозит.


Juarez Machado. Special evening

ФРУКТЫ-ОВОЩИ

Был, помню, период, когда нас, обывателей, со всех сторон пугали нитратами – опасными химическими веществами, накапливающимися в овощах и фруктах, если перекармливать их азотистыми удобрениями. Потом волна хоррора спала – у крестьян кончились деньги, а вместе с ними и удобрения.

Сейчас деньги появились, нитраты вернулись из небытия, но меня больше волнует другое. Я упоминал здесь уже «куриный» технический регламент. В нем и в самом деле прописано, что птичница должна мыть руки тщательно и часто. Есть упоминание и о воде: птицу, согласно регламенту, можно поить только чистой водой, причем качество ее регламентируется соответствующим законом.

А теперь внимание: согласно статистике, только 30% жителей России имеют доступ к питьевой воде, а остальные пьют то, что пить нельзя.

Думаете, что у кур положение лучше, а овощи поливают водой из горных ручьев? В городской пыли можно обнаружить все элементы таблицы Менделеева, кроме, может быть, тех, что быстро разлагаются. Говорю со знанием дела: в воде, которую используют для полива во многих регионах России, примесей, с которыми жизнь человека несовместима, ничуть не меньше, чем в пыли промышленных городов! И нитраты – это ерунда, если сравнивать их с солями тяжелых металлов, включая ртуть, свинец, кадмий, олово, цинк, марганец, никель и мышьяк, которые поступают в клетки растений вместе с водой.

Эту тему, к огромному сожалению, можно было бы продолжать до бесконечности. Но вернемся к рациону господина Онищенко. Если он питается тем же, что и обыватели, далекие от санитарии и благополучия, его нужно немедленно уволить за профессиональную непригодность: нельзя доверять заботу о благосостоянии народа человеку, который не может отличить черное от белого.

Если он ест экологически чистую пищу, его нужно не только уволить, но и судить по закону, регламентирующему работу возглавляемого им ведомства. Согласно статье 29 федерального закона от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов», должностные лица органов государственного надзора и контроля несут ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязанностей, а также за сокрытие фактов, создающих угрозу жизни и здоровью человека, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

* * *

Я перечитал написанный текст и понял, что некоторые его фрагменты все же могут потребовать уточнений и дальнейших разъяснений. Но я, пожалуй, ничего разъяснять не стану.

Да, я питаюсь неправильно, но на свои деньги. А Геннадий Григорьевич Онищенко завтракает, обедает и ужинает на деньги, которые я и мои товарищи, по несчастью, платят в виде налогов на его содержание. Так вот, пусть перед своей отставкой он подробно, пункт за пунктом, объяснит всем нам, что можно есть и что нельзя, почему он не принимает никаких мер, чтобы в мясе не было сои и воды, чтобы камбала была круглой, чтобы вместо палтуса нам не продавали филе непонятно чего, а люди, куры и овощи в стране пили не растворы солей тяжелых металлов, а чистую воду. И неплохо бы услышать от него, сколько заводов он закрыл за отравление воды и воздуха, сколько уголовных дел возбуждено против производителей и продавцов, выпускающих и продающих опасную продукцию, а также коллег Онищенко, закрывающих на это глаза.

А поскольку я не верю, что закон вдруг выскочит из-за угла и восторжествует, я требую, чтобы президент Медведев – гарант прав и свобод – тоже озаботился защитой прав потребителей и отправил господина Онищенко в отставку.

Пусть даже даст ему на прощание еще одну высокую государственную награду, плевать. Лишь бы люди жили как люди.

* * *

Итак, не прошло и двух с хвостиком лет после этой статьи, как новый наш старый президент ГОнищенку отставил. Но если где-то убыло, то где-то и прибыло. Если ГОнищенку оставили, то куда его теперь приставят?